Книга странствий. Дороги славы Гоголя. Часть вторая

        27 Апрель 2017              Прокомментировать

Слава великого писателя родилась в Петербурге.

Мы продолжаем прогулку по гоголевскому Петербургу. Перемещаясь по городу вслед за писателем, пробуем понять мотивы, двигавшие им, и оценить обстоятельства, ему способствовавшие либо мешавшие…

В начале лета 1831-го года Гоголь перебирается в Павловск и Царское село. Между Павловском, где живет Гоголь, и Царским селом, где Пушкин обитает в доме Китаевой, а Жуковский – в Александровском дворце, час ходьбы. Каждый вечер они (по лукавым словам Гоголя) собираются втроем: Жуковский, Пушкин и Гоголь.

Императорская резиденция в дачном Павловске.

Пожалуй, это самая счастливая пора первых лет пребывания Гоголя в Петербурге. И нет беды в преувеличении частоты встреч: обычное юношеское желание выдать желаемое за действительное.

В действительности же Гоголю, прибывшему на дачу со слабоумным воспитанником, не так просто сбежать от обязанностей на вечер. Жуковский – воспитатель в императорской семье, и тоже чаще занят вечерами. А Пушкин… Пушкин недавно женился на первой красавице империи, и медовые деньки ещё не миновали.

Задыхаясь от собственной смелости, Николай Васильевич пишет матери. «Письма адресуйте ко мне на имя Пушкина, в Царское Село, так: Его Высокоблагородию Александру Сергеевичу Пушкину. А вас прошу отдать Н.В. Гоголю». Напоминает он о своем коротком знакомстве с поэтическим кумиром и во втором письме – что выглядит слишком уж нарочито.

В сущности, это моветон – без явно высказанного позволения направлять почту через третьих лиц. Впоследствии Гоголь станет просить Пушкина о прощении за эту вольность, вздумает путано, сбивчиво объясняться, и вообще – так никогда и не отыщет нужного, единственно правильного тона в отношениях со знаменитым поэтом.

П.И. Геллер, картина «Гоголь, Пушкин и Жуковский летом 1831 года».

Они очень разные, эти трое. Василию Жуковскому под пятьдесят. Он – официально первое лицо отечественной поэзии. Добрейший человек, к тому же – особа, приближенная к императору. С Пушкиным и Гоголем – на «ты». И они с ним – на «ты», при этом разница в возрасте с Гоголем у Жуковского – двадцать шесть лет…

Пушкин, которому чуть за тридцать – выходец из знатной семьи. Блестяще ворвавшись в литературу (ему было всего девятнадцать, когда увидела свет поэма «Руслан и Людмила»), он принят и обласкан двором. Ежедневные прогулки поэта с женой по Царскосельскому парку частенько сопровождаются встречами и беседами и с императором, и с императрицей.

Особняком от поэтических небожителей – Коля Гоголь, урожденный Яновский. По отцовской линии он родственен множеству священников, как католических, так и православных. По материнской — Гоголь находится в сродстве с верхушкой украинского казачества. И пускай с гетманом Скоропадским они хоть и седьмая вода на киселе, а все ж родственники, гордиться родовитостью Гоголю не приходится. Императорскому двору он не представлен – а значит, не вхож в высшее общество.

К тому же его личный литературный дебют не удался. Недавно изданные «Вечера…» — лишь первая ласточка; да и годков-то писателю всего двадцать два…

А ведь это лето – «тяжелое время, тяжелый год». Такими словами характеризует его Пушкин. В Польше бунт, идут настоящие сражения между регулярными войсками обеих стран, потери исчисляются десятками тысяч.

Николай I сообщает гвардии о начале восстания в Польше.

Гоголь отзывается на польскую непокорность делом: он отказывается от той части своей фамилии, которая свидетельствует о его польском происхождении, и из Гоголя-Яновского превращается в просто Гоголя.

«Что такое – гоголь?» — иронично спрашивает Николая Васильевича Нестор Кукольник, известный в ту пору драматург. «Селезень», — коротко отвечает писатель, и решительно переводит разговор на другую тему.

В Северной Пальмире – холера. Народ ропщет, требуя расправы с врачами-отравителями. Государь самолично прибывает в город, является народу на площади без всякой охраны, и пораженные бунтари провожают его коленопреклоненными.

Барельеф «Холерный бунт». Исаакиевская площадь, памятник Николаю I

В своих записях, касающихся этого лета, Пушкин поминает молодого литератора лишь вскользь, косвенно. У исследователей нет никаких сомнений, что встречи самых знаменитых российских писателей были не так часты и не так тесны, как хотелось бы того Гоголю. А возможно, и не так сердечны, как он сам рассказывает…

Возле этого мавзолея в Павловске Гоголю наверняка доводилось гулять с воспитанником

Год проходит деятельно и плодотворно. Пишется, правится и издается вторая книжка «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Ближе к весне, а именно 19 февраля 1832 года Гоголя приглашают на обед к книготорговцу Смирдину, по случаю расширения бизнеса. Переезд магазина со второстепенной улицы на Невский проспект, 26 и сегодня, в двадцать первом веке – событие, а в девятнадцатом и вовсе – праздник…

Новый книжный магазин занимает первый этаж дома, стоящего слева от лютеранской церкви Святого Петра. Столы накрываются прямо в торговом зале. Среди присутствующих – Жуковский, Крылов, Пушкин.

Книжный магазин Смирдина располагался в здании слева от кирхи

Гоголь, в числе иных приглашенных литераторов, дарит хозяину повесть. Вскоре издается альманах «Новоселье», где почетное место занимает гоголевская история о том, «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

Это приглашение – по сути дела признание Николая Васильевича Гоголя петербургскими сочинителями равным себе, «одним из славной когорты». Читать об этом сегодня – смешно, ведь это равных Гоголю попробовать сыскать нужно, а не наоборот, но для молодого (ему нет и двадцати трёх) писателя такого рода события кажутся важными.

Сколько ещё сил в своей недолгой и не слишком счастливой жизни Гоголь положит на суету, метко прозванную Уильямом Теккереем «ярмаркой тщеславия»? Большая часть гоголевских усилий уйдет на ненужную, но кажущуюся ему важной деятельность. Это потом, а пока…

В конце июня 1832 года, проведя несколько недель на даче Гинтера, близ Поклонной горы, куда он перебирается после расставания с квартирой в доме Брунста по Офицерской улице (ныне это улица Декабристов, 4),  Гоголь уезжает в Малороссию.

В этом доме Гоголь прожил недолго

Четыре окна на третьем этаже этого не слишком высокого строения открывали ему вид на спокойную, нешумную улицу. Отсюда Гоголь писал Пушкину, обрисовывая картину очередного петербургского наводнения: «Дворы домов по Мещанской, по Екатерининскому каналу и еще кое-где, а также и много магазинов были наполнены водою. Я живу на третьем этаже и не боюсь наводнений; а кстати, квартира моя во второй Адмиральтейской части, в Офицерской улице, выходящей на Вознесенский проспект, в доме Брунста». Но Александр Сергеевич с визитом торопиться не стал…

По пути на родину Гоголь заезжает в Москву, осознавая себя вполне состоявшимся писателем. В Москве умеренно «звездит»: регистрацию на придорожной заставе проходит, приписывая себе завышенный чиновничий ранг. Рассказывает М.П. Погодину (писателю, профессору Московского университета) педагогические сказки о своей преподавательской деятельности.

Московская изба Погодина давала приют многим выдающимся поэтам, писателям, художникам

Впечатленный нарисованной словесно картиной, Погодин сообщается с литературным критиком Петром Плетневым на предмет овладения передовым опытом – но тот охлаждает погодинский пыл. Пребывая в гостях, Гоголь высокомерит с Аксаковым, ставит в неловкое положение Щепкина, и только Загоскин оказывается горазд переплюнуть гостя в бесцеремонной словоохотливости…

Приехав в Полтаву, Гоголь старательно пытается лечиться, но местные доктора (равно как и столичные врачи) лишь пожимают плечами, не находя никаких нарушений здоровья мнимого больного.

В Васильевке, у доме у матери, он собирает младших сестер в Петербург, на учебу; поспешно женит равнодушного ко всему Акима, слугу своего, на горничной Матрене, приставленной к девицам. Мамаша умиляется способности Николеньки так ловко обставить все, решая проблему сопровождения девочек по-домашнему, по-семейному.

Выехав 29 сентября из дому, Гоголь с многочисленной свитой прибывает в Петербург уже в ноябре. Плетнев жалуется в письме Жуковскому: «Гоголь летом ездил на родину. Он на службе и должен давать о себе отчет. Но четыре месяца про него ни слуху ни духу. Оригинал».

Еще летом Николай Васильевич снял квартиру в доме Лепена по улице Малой Морской, теперь это номер 17. В дворовом флигеле, в квартире номер 10 он проводит целых три года. Как и всегда, квартирка эта невелика – всего две комнаты; темновата, и вообще оставляет желать лучшего. Но Гоголю она подходит. В конце концов, именно за годы, проведенные в Петербурге, он написал большинство своих произведений.

Здесь Гоголь прожил три года и немало написал

Считая себя профессиональным историком, Гоголь строит огромные планы по написанию нескольких трудов, каждый из которых многотомен, многотруден, и мог бы стать делом всей жизни для вдумчивого и кропотливого ученого. Кое-что историческое, квалифицируемое максимум как научно-популярные статьи, появляется в сборнике «Арабески».

Год 1833-й. Гоголь пишет, Смирдин торгует его книгами, а русское общество – от малограмотных крестьян и ремесленников до ученой аристократии – взахлеб зачитывается книгами молодого автора.

Он – нов. Ничего подобного ещё не появлялось на страницах книг и журналов. Его Украина, показанная несколькими селами и городами – это целый мир, куда более яркий и живой, чем серая российская действительность.

Его герои, персонажи, всегда живее людей живых, настоящих. Его Днепр велик настолько, что не всякая птица долетит до его середины. А его украинская ночь… Есть ли ещё в мировой литературе ТАКАЯ ночь?

Гений в расцвете творческих сил. Но и его земное эго – на пике желаний. Ища места профессора истории в Киеве, Гоголь получает звание и должность адъюнкт-профессора в Петербургском университете. Студенты его не любят. Сотрудники его преподавания не понимают: лекции Гоголя коротки, скучны, иногда – более фантазийны, чем достоверны.

Принимать экзамены Гоголь приходит, надев черную шелковую повязку, якобы помогающую от зубной боли. Все экзаменационные испытания проводятся без его деятельного участия. Насмешники-студенты говорят, что адъюнкт-профессор (звание соответствует современному доценту) сам боится быть срезанным…

Однажды послушать новоявленного  историка приходят Пушкин с Жуковским. Для них Гоголь блестяще читает свое эссе историко-литературного характера, и слушатели едва только не аплодируют ему стоя. Но такие случаи редки, и мало сообразуются с систематическими занятиями наукой.

Да и какой, строго говоря, историк из посредственного лицеиста, учившегося, по его собственному признанию, не слишком ревностно – исключая последние полгода перед экзаменами?

Полтора года преподавания завершаются тихим уходом с кафедры. Однако самим фактом недолгого гоголевского присутствия в рядах преподавателей университет гордится, и портрет Гоголя сегодня висит в длинном ряду знаменитых деятелей ВУЗа.

То ли Гоголю посчастливилось здесь работать, то ли университету — быстро избавиться от нерадивого преподавателя…

Между прочими занятиями и заботами Гоголь пишет комедию «Ревизор». Бросает, вновь – понукаемый Пушкиным, ободряемый Жуковским – берется за перо. Принято считать, что сюжет пьесы подсказан писателю Пушкиным.

Известно, однако, несколько подобных случаев. И некоторые из них в той или иной степени задокументированы. Сам Пушкин не раз рассказывал, как его на станциях принимали то ли за посланника государева, то ли за столичную шишку, едущую наводить порядок в провинции.

Комедия, стоившая автору многих сил и трудов, первоначально не прошла цензуры. У Гоголя нашлись заступники. Текст пьесы лег на стол императору, с удовольствием почитывавшему неподцензурные произведения, а Жуковский написал представление: дескать, ничего крамольного, несмотря на уверения господ ценсоров, в пиэсе нет. Курьезный случай из жизни уездного городка, где городничий – таки да, берет не по чину, а Ванюша Хлестаков – вовсе не злодей и не мошенник, а так… Столичный фантазер, проездом поиздержавшийся и потому застрявший.

Высочайшее одобрение было получено, цензорское резюме в один день выправлено, комедия отдана в Александринский театр (площадь Островского, 6) для постановки.

Александринский театр: здесь состоялась триумфальная премьера «Ревизора»

Гоголь следит за репетициями. Он недоволен. По его мнению, режиссерское прочтение – совершенно водевильное, образы гротескны – это если удачны. Неудачные  и вовсе карикатурны… Костюмы, грим, сценография – все не нравится автору, все оставляет желать лучшего.

Наступает день премьеры. Гоголь томится: пьеса играется не о том, о чем написана… Но успех – оглушительный! Представления идут полными залами, и конца потоку зрителей не видно.

Постановку «Ревизора» в Москве Гоголь поручает М. Щепкину, снабдив текст дельными, по общему признанию, замечаниями и рекомендациями.

Гоголь читает пьесу актерам. Офорт О. Даниловой и О. Дмитриева

Сам же автор переживает очередной душевный кризис: критика спектакль единодушно ругает, признанные отечеством драматурги (даже враждующие между собой Розен и Кукольник) кривятся, аристократия фыркает: спектакль – ярмарочный балаган на потеху черни; дряная и лживая пьеса написана для райка. Негодуют купцы, возмущается полиция, рассержены чиновники. Только молодежь рада сатире, да аншлаги повсеместны.

В 1834 году, в знак особого расположения и признания литераторских заслуг государь-император жалует молодого писателя алмазным перстнем. Это – свидетельство высочайшего признания. Позднее бриллиантовые перстни получат и актеры, сыгравшие премьеру «Ревизора». Николай I внезапно явится на спектакль, порадуется остроумию действия (с текстом пьесы он уже знаком), и даст указание всем приближенным непременно посмотреть спектакль, а после высказаться в полученных впечатлениях.

Летом 1836-го года, устав от переживаний, Гоголь объявляет: еду за границу. Он читает Пушкину начатые «Мёртвые души» – тот хвалит и велит продолжать; дает вольную слуге – тот отказывается от свободы; заботится о сестрах, остающихся учиться в Петербурге. Никаких вечеринок, никаких напутствий. Только Вяземский, случайно встреченный на пристани, жмет на прощание Гоголю руку.

Тот же самый пароход, который привез в Россию Дантеса, увозит Гоголя прочь.

Николай Васильевич ещё приедет Петербург. Но жить здесь долго и работать так же плодотворно, как в первые годы пребывания в Северной Пальмире, писатель уже не станет. Осенью 1839 годы он несколько дней проживет в гостях у друга, П.А. Плетнева, в доме Строганова по Невскому проспекту (теперь это дом 38).

Невский, 38 — предпоследний адрес Гоголя в Петербурге

Появится он у Плетнева ещё раз, уже в 1842 году, на Университетской набережной, в доме 9. Ректорский флигель приютит Гоголя в последнем его визите в Петербург…

Ректорский флигель тих, Гоголю здесь тоскливо

Он уже не тот, он изменился, и ему уже не нужно искать правильного тона в отношениях с Пушкиным. Рим он любит уже больше Петербурга, и Москва встречает его гостеприимно. Ему останется десять лет жизни, а после – странная, горестная, непонятная смерть после сожжения рукописей.

Все это будет, но не здесь. Петербург же навсегда останется в судьбе одного из гениальнейших писателей как город, где Николай Васильевич Гоголь жил – не всегда ловко, не обязательно правильно, и уж точно не слишком счастливо…

Но все-таки радостей у него здесь было больше, чем страданий.

 

        Рубрика: Копирайтер Сергей, Новости.             Метки: , , ,        

Оставить свой комментарий

error: Content is protected !!