От сочинения статей к написанию книг: небыстрый путь вперед и вверх

        26 Октябрь 2018              Прокомментировать

«Кем быть?» — извечный вопрос для всякого представителя трудовой богемы.

Копирайтеру хорошо, а писателю лучше… Примерно так говаривал Маяковский, разъясняя, кому кем быть. Но ведь писательство – это не обязательно художественная литература. Сочинитель, способный к запоминанию больших объемов информации и свободно владеющий навыками последовательного и логичного изложения сложного материала, запросто может сделаться экспертом сразу в нескольких сферах прикладного знания.

Опытному специалисту под силу написать интересную книгу хоть о замене электрического выключателя, хоть о принципах движения и орбитах небесных тел – благодаря чему он легко составит гороскоп электротехнических работ (и тоже опубликует).

Оказывается, гороскопы квартирных ремонтов не только составляются, но и оплачиваются…

Замечено, однако, что книги практического толка молниеносно теряют актуальность. С одной стороны, это хорошо: посвятив печатный труд проблемам заколачивания гвоздей, можно переиздаваться ежегодно – с дополнениями и изменениями.

С другой стороны, накапливая познания о молотках и досках, можно истратить десятилетия на выяснение тончайших аспектов проблемы и достичь абсолютного знания. Но если к моменту готовности книги к публикации гвозди выйдут из моды, энциклопедия о гвоздезабивании потеряет актуальность. Усилия сочинителя пропадут втуне!

Именно поэтому копирайтер не должен выжидать и осторожничать, ощутив себя писателем.

С чего же начать?

Корпоративный заказ: может показаться, что это звучит гордо…

Писать на заказ книгу о жизни предприятия – значит утонуть в среде, мало приспособленной к литературному осмыслению. Допустим, фабрика резиновых ковриков (такие предприятия существуют на самом деле) решила к очередному юбилею издать фолиант альбомного формата с красивыми картинками и качественным литературным контентом. «Пусть это будет производственный роман на документальной основе!» — решает руководство.

Подписавшись совершить этот писательский подвиг, вы бросаетесь в тему как в омут. Директор, будто Вергилий, влечет вас, словно Данта, по недрам финансовой преисподней.

«Финансирование приходилось выгрызать зубами…» — рассказывает директор.

В долгих беседах с вами главный инженер живописует детские болезни растущего производственного организма. Циничная эйчар поплотнее прикрывает дверь и снайперски точно характеризует всех значимых участников процесса.

К вам приходит понимание, что монструозность кадрового голода и чудовищность низкой квалификации работников одолела именно эта женщина. Но вы об этом писать не станете: все-таки роман – не памфлет!

Очень скоро память вашего компьютера заполняется папками с набросками диалогов и образами героев, а в вашем сознании разгорается битва между злокозненностью мироздания и непоколебимостью отцов-основателей фабрики.

В сюжетных извивах сочиняемого вами творения разгораются драматические пожары. Юные девы и зрелые дамы различных уровней порочности ведут бои за альфа-самцов предприятия, и вскоре пренебрежительно отвергнутый работяга вливает ведро цементного раствора в системный блок центральной ЭВМ; а молодой снабженец, мот и жуир, голыми руками соединяет разорванный кабель – чтоб не застыли без движения ковриколитейные станки…

«О, нет! — останавливает вас заказчик. – Романтики много, фабрики не видно. И героев таких у нас сроду не водилось…»

Все корпоративные издания о развитии производства построены по одному шаблону.

Вы удаляете из повествования вечно ошибающихся людей, а конфликт сторон организуете на примере поэтапного внедрения четырехпроводных систем вместо морально устаревших двухпроводных.

Кульминацией вашего романа становится технологическая революция. Коврики из сырых резиносмесей долго не хотят уступать место изделиям из этиленвинилацетата и отца его поливинилхлорида. Аминь!

Перед изданием вы требуете вымарать свою фамилию из списка создателей глянцевого шедевра – якобы из скромности – но оплату получаете с удовольствием. Однако по-настоящему вас радует другое: работая над корпоративным заказом, вы опасались умереть от скуки. Но выжили!

Слава резиновым коврикам!

Не податься ль на ТВ?

Прогуливаясь однажды по набережной, вы обнаруживаете давно заброшенный санаторий свежеотремонтированным. На воротах – эмблема местного медиа-холдинга… Это знак! Вам он сообщает следующее: дело на подъеме, компания растет, телерадиокорпорация наверняка ищет новые таланты!

Вас там не ждут, но прочь сомнения! Смело вперед! «Кто ищет, то находит – даже если ничего не потерял», — ободряет искателей народная мудрость, не уточняя предмет поисков…

Отыскав терпеливого администратора, забудьте о скромности, но не забывайте о деликатности. Говоря, что пишете креативно и складно, не краснейте. Умилитесь собственной усидчивости и целеустремленности. Заранее согласитесь на внештатные отношения. Намекните на готовность обходиться небольшими гонорарами. В конце беседы истребуйте тестовое задание.

Вам намекнут, что вы не нужны, но задание дадут – из вежливости, сожалея, что не прогнали сразу. Задачу поставят невозможную. Поручат найти в интернете ролик с птичками, благостно клюющими из кормушки. И написать закадровый текст – такой, чтоб средневзвешенного зрителя пробирало до нутра…

Видео вы отыщете без затруднений. Выбирайте синичек поживее, кормушку попроще, картинку поярче. Работать вам придется на контрасте впечатлений.

Кровожадные синицы, сожрав лося, не могут поделить последние куски жил.

Начните с родословной. Напомните, что птицы происходят от динозавров, то есть веселая синичка – потомок вечно голодного тираннозавра. Объясните, что желтобрюхие пичуги любят не просто мясо, а жирное мясо – семечки же клюют ради разнообразия, отчасти из прихоти, отчасти – чтоб отвести от себя подозрения.

Приведите цифры: в лесах отечества ежегодно пропадают десятки тысяч человек. А поголовье синиц всякий сезон вырастает вдесятеро! Зимой же, когда люди кутаются в шубы и обуваются в валенки, маленькие птички не в силах справиться с человеческой одеждой. Из-за человечьей мерзлячести симпатичные пернатые хищницы мрут от голода. Зато первое весеннее тепло выжившие синицы встречают радостными песнями: скоро-де люди сбросят ненужные покровы, снова начнется кровавый синичий пир!

Ваше творчество оценят, ведь ни в чём, кроме деталей, вы не соврали. Вас завалят проектами, но радоваться не нужно. Служба в СМИ – не мёд. Скоро вы познаете горечь вечного дедлайна. Десять переделок заведомо годного текста превратятся в норматив. Жуткий стресс перманентной редакционной катавасии испортит вам состав крови.

Работа в СМИ увлекательна, но вредна для здоровья.

Прежде вы не выносили сигаретного дыма, но через месяц с удивлением обнаружите, что курите, и не всегда табак. Кофе перестанете заваривать, а начнете черпать из банки ложкой, есть сухим и запивать водой – как запивают лечебные порошки из аптеки. Незаметно для себя вы подружитесь с журналистом, лучшие свои тексты пишущим левой ногой с глубокого бодуна – и попытаетесь перенять передовой опыт. Безуспешно!

Ваш взгляд потускнеет от постоянного прессинга проблем.  Нечистая седина засереет в ваших поредевших волосах. Нравственные муки навсегда исказят черты вашего лица. Вам неодолимо захочется возвратиться в копирайтеры, да не тут-то было!

Увяз коготок – пропала птичка!

Пиши книгу, неси в издательство!

Что толку в литературной поденщине? Не лучше ль заманить музу, одухотвориться бряцанием ее лиры, забыть о суетном – чтоб превратить смутные мысли и туманные устремления в яркий и увлекательный роман? После чего явиться в издательство и потребовать осчастливания населения вашим нетленным шедевром.

Маститые — и не очень — издатели присматриваются к начинающему автору.

Однако коварные издатели захотят выработать свое мнение на предмет вашей рукописи. Безупречной ее точно не признают – хотя бы из ревности, ведь издательские редакторы и прочий творческий персонал в большинстве своем тоже пописывают, или когда-то мечтали писать. Поэтому несколько месяцев вы будете ждать ответа – и не факт, что дождетесь.

Издательское невнимание ранит. Нужно иметь недюжинную стойкость, чтобы пережить ответное молчание – особенно, если вы отнесли рукопись во все издательства города, и все они дружно притихли…

Но если вы решительны до наглости, если беспардонны до назойливости, если вы не боитесь, в конце концов, побоев – то однажды лично завалитесь в издательство, треснете кулаком по столу и потребуете объяснений. Пока не прибудет охрана, вам, скорее всего, придётся узнать о себе всю правду.

Постарайтесь не разрыдаться сразу! Дело в том, скажет вам представитель издательства, что 99% начинающих авторов – бездарные графоманы. Навороченные ими горы словес не лезут ни в какие издательские ворота. Ваша же книга, бесспорно, интересна, но там есть над чем поработать…

И сделает неопределенный жест рукой.

Вы обнимите свою рукопись, охранники подхватят вас под локотки и бережно доставят к выходу. Прозаиков – пусть даже несостоявшихся – в издательствах уважают хотя бы за трудолюбие. Накарябать полмиллиона знаков – непростая задача. Вот поэтов – тех да, тех безжалостно сгоняют в блеющее рифмами стадо, выдерживают перед запертыми створками, и за ворота выгонят всех разом – попинывая и поругивая, чтоб впредь неповадно было.

Поэтическая аллегория авторов, покидающих негостеприимное издательство.

Но вам-то что теперь делать? Прощаться с мечтой?

Терпенье и труд отощать не дадут!

Перепрыгнуть пропасть, разделяющую копирайтеров и писателей, можно и с первого раза – но есть опасность не допрыгнуть. Гораздо полезней продолжать построение копирайтерской карьеры с одновременным совершенствованием писательского таланта.

Хорошим помощником в деле профессионального роста должна послужить литературная учеба. Долой платные курсы, бессмысленные тренинги и нудные вебинары! Эти мероприятия приносят пользу лишь своим организаторам.

Обратитесь к опубликованным в широком доступе учебным материалам авторитетных профильных ВУЗов. Обилие предлагаемой информации, помноженное на вашу способность к усвоению, даст потрясающий эффект.

Работайте над расширением вашего личного лексикона. Откройте для себя словари! Любой из них – интереснейшее чтение! Вы узнаете, в чем состоят отличия носков от чулок, а не чулков от носок. Научитесь различать «ничком» и «навзничь». Удивитесь антагонизму правоохранителей и правозащитников.

Читая классиков, обращайте внимание на их дьявольскую изощренность в умении обходиться без глаголов «быть» и «мочь». И вообще как можно больше читайте: так у вас сформируется стойкий навык связной, ритмичной и логичной речи.

Генрик Ибсен с недоверием взирает на молодых авторов.

Не бойтесь, что после прочтения Ибсена вы начнете писать длинно и обстоятельно, как Ибсен; и что после освоенного Пастернака вам придется отнекиваться от Нобелевской премии. Не начнете. Не придется. Во вселенной действует таинственный механизм, препятствующий копированию дарований.

Избегайте виртуальных сборищ непризнанных гениев от литературы. Кукушка там хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку. Вы-то причем?

Перечитывайте и правьте, дополняйте и переписывайте свои творения – это поможет вам достичь высот литературного качества.

Гайдар, не к ночи будь помянут, помнил свои повести наизусть, корректировал их тексты в памяти – и лишь потом переносил на бумагу.

Довлатов обкатывал свои рассказы в устном изложении знакомым, и записывал только после того, как добивался наивысшего внимания публики.

Толстой и вовсе измучил жену переписыванием своих романов – зато теперь мы чтим Льва Николаевича как лучшего из лучших.

Не верьте тем, кто твердит о богоданности таланта. От природы нам дается лишь горстка способностей, львиная доля умений нарабатывается годами труда. Верьте в успех, копите знания, совершенствуйте навыки, используйте все возможности для литературного творчества – и тогда случится качественный скачок. Уснув копирайтером, пробудитесь вы уже писателем. Вот тогда-то вы отложите в сторону статьи и начнете писать книги. Добротные, интересные, востребованные читателем книги.

 

 

        Рубрика: Копирайтер Сергей, Новости.             Метки: ,        

Оставить свой комментарий

error: Content is protected !!