Женить капитана

        12 Апрель 2012              9 комментариев

«Портупея ладная поскрипывает…»

Игорь Михайлович Карпухин, будучи ещё Игорьком, полюбил форменную одежду. Родители отдали его в кружок юного железнодорожника, и несколько подростковых лет Игорь носил китель с петлицами и фуражку, но страсти не удовлетворил. Поэтому после института Карпухин решил податься в армию.

А что? Офицером быть, конечно, вредно для здоровья, да всё ж армейскому служаке веселей живется, нежели заводскому инженеру. Портупея ладная поскрипывает, пистолет на боку…

Поулыбавшись воспоминаниям, Карпухин застегнул штаны, поправил чуть сползшую повязку дежурного по части,  машинально тронул кобуру, в которой бесполезным, но драгоценным грузом – а ну, рискни потерять! – покоился пистолет Макарова, и пошёл по территории летнего лагеря части.

Вечерело. Молодой капитан не спеша вышагивал вдоль периметра, скромно обозначенного деревянными столбиками с колючей проволокой, кое-как к ним прикрученной. Закатное солнце наполовину скрылось за частоколом леса. В воздухе звенели комарики. Ветерок, дувший со стороны Чугуева, доносил едва слышный лай далеких собак. Пожухшая к августу трава жестко шуршала по начищенным сапогам.

Игорь жевал соломинку и рассеянно посматривал по сторонам. Сколько лет он служит? Десяти ещё нет. Что впереди? В академию поступить не светит. Майора ему не видать. Перспектив по службе никаких. Ни жены, ни детей не нажил… Ну, это, может, и к лучшему, что семьи нет.

Карпухин закрыл глаза и представил: вот он дойдет до начальника караула, покурит с ним после пятисекундного доклада об отсутствии происшествий, и отправится к кухонной палатке. Чем-то угостит его Клавдия свет Васильевна?

А чем она может угостить, кроме вареников или галушек своих излюбленных? Спору нет, готовит она их виртуозно. Но ведь каждый день одно и тоже… То есть Клавочка, конечно, старается разнообразить питание господ офицеров, да только как это сделать, если в запертом кунге – куль муки, короб чая, ящик тушенки и три мешка разных круп, одинаково воняющих мышами?

Солдатам, охраняющим территорию летнего лагеря, деваться некуда, давятся кашей с тушёнкой, а для командования Клавочка каждое утро бегает по окрестностям: где сметанки выпросит, где лучку подарят, где яблочек нарвет. Добрая девушка, старательная, жаль, что не красавица. И чего её никто замуж не возьмёт?

«Добрая девушка, старательная… И чего её никто замуж не берёт?»

Ну, раз другие не берут, и он погодит. Игорь усмехнулся, вспоминая её жаркий шепот возле своей щеки, и прибавил шагу. Галушки, конечно, тяжеловаты для желудка, но желанны организму. Уж очень они у Клавочки выходят… правильные.

Вдруг где-то сбоку возникло неясное шевеление. Офицер остановился. Повернул голову…

Вот это да! Метрах в десяти, за оградой, уткнувшись рылом в землю, что-то вынюхивал и выискивал крупный секач.

Игорь присмотрелся…

Клыки не загнуты? Ещё нет, значит, кабан сравнительно молодой и непременно вкусный. Высотой в холке – велик ли? Пожалуй, метра не будет. Значит, трёхсот килограммов в нем ещё нет. А может, и есть…

Э-э, есть, нет – какая разница? Долой каждодневные галушки! Да здравствуют шашлыки и отбивные!

Кабан человека почуял, повернулся к нему и задумался… Кто знает, не вспомнились ли ему в тот момент старые волчьи сказки о вкусной и питательной человечинке? Не исключено…

Капитан Карпухин достал из кобуры ПМ. Осторожно взвёл. Навел, выбирая цель. В голову стрелять смысла нет: говорят, череп у кабана будто из железобетона. Метить нужно в сердце!

Игорь аккуратно наставил пистолет на промежуток между головой и плечом, и нажал курок. Звук выстрела, как взрыв новогодней петарды, хлестнул по ушам. Кабан громко охнул и присел. Тогда Игорь нажал на спуск ещё, и ещё раз.

Кабан не стал терпеть до конца обоймы, и бросился вперёд.

«Десять метров ему до периметра, — прикидывал на бегу Игорь. – Проволока его задержит…»

Зазвенела рвущаяся сталь. Кабан зло взвизгнул.

«Колючка в нос попала», — понял Карпухин и похолодел: по плотной глине натоптанной караулами тропинки к нему, бегущему, отчетливо и неумолимо приближался частый топот копыт.

«Кабан сравнительно молодой
и непременно вкусный»

Внутри у Игоря оборвалось. Он почти перестал дышать, и так рванул – а ведь и без того бежал со всех ног, задыхаясь – что ступеньки двухметровой вышки для часового  стали приближаться ощутимо быстрее. Однако грохот копыт наступал на пятки, а хриплое, ужасающее сипение догоняющей смерти оледенило нутро.

— Господи! – мысленно вскричал Игорь, когда в глазах уже потемнело, а мир вокруг сузился до размеров пятикопеечной монеты, в самой середине которой маячила лестница, спасительная лестница наверх. – Господи! Спаси! Обещаю — и он на мгновение задумался, придумывая жертву Господу,  — женюсь тогда на Клавке!

Вышка пошатнулась, когда капитан Карпухин с ходу врезался в её деревянные конструкции и, не касаясь ступеней, взлетел на площадку.

Кабан проскочил под перекладиной, сломав её на бегу. Не видя и не чуя перед собой врага, он не остановился, но замедлил ход, и рвать проволоку, возникшую на пути, не стал: крепкая.

«К чертовой матери, — думал Карпухин, глотая воздух в попытках отдышаться, — уж лучше всю жизнь галушки, чем такие отбивные…»

Кабан дотрусил до ворот, и просто вышел через них. Часовой ему не препятствовал.

Вскоре начальник караула принес дежурному по части фуражку, слетевшую во время забега, и пистолет. Собираясь на ужин, Карпухин исхитрился нарвать букетик запоздавших цветов.

В общем, женился…

        Рубрика: Копирайтер Сергей, Новости.             Метки: ,        

К записи "Женить капитана" 9 комментариев

  1. Некто..:

    Карпухин, кабан и Клава. Героев больше, чем достаточно, однако, маленькое «НО»… Слабо просматривается связка- кабан и Клава.. Рекомендовал бы автору расширить сюжетную линию,касательно указанных персон.. Так сказать,добавить «огоньку»…. Можно и эротического..

    • Sergey:

      Увы, тогда придется переместить сайт в доменную зону ХХХ, и не факт, что там стерпят эротический огонек, воспылавший между кабаном и Клавдией… У нас — другие цели! К тому же история совершенно подлинная, только имена придуманные. И на бывшего капитана китель уже давно не налазит…

  2. Георгий:

    жалкая, ничтожная личность — этот ваш Карпухин.
    да и Клава старовата, прямо скажем.
    то ли дело кабан на нижней картинке! — возраст ему не помеха: умудренный опытом и слегка утомленный абсурдом бытия, он не теряет известной бодрости духа, по-доброму посмеиваясь над беззащитными людишками. ему ведома некая высшая истина — то, как все происходит на самом деле, — это ясно отражается в задумчивых и чуть осоловелых (выпивка?) глазах. а трогательно свернутый набок пятак лишний раз подчеркивает его склонность к легким, но не легковесным шуткам. прекрасный портрет!

    • Sergey:

      Не все мужчины — герои, и женщины не всегда молоды бывают… А кабан и впрямь благороден и хорош!

  3. Дон Периньён:

    История трогательная получилась и весьма жизненная. Жизнь познается в сравнении, и порой, чтобы принять решение, каждому из нас требуется кабан. А что касаемо некрасивости Клавы, то вряд ли капитан будет с нею несчастен. Кабан же пострадал, я думаю, мало. Вряд ли пули ПМа ему шкуру попортили )) Так что, для всех хэппи энд. Автору респект. Как всего занятно!

    • Sergey:

      В реальности история имела продолжение. Стрельба из пистолета по кабану не осталась тайной для командования. Старшие офицеры воспылали страстью добыть кабана к свадьбе капитана и поварихи. И таки добыли (другого). Пробовали стрелять в тушу из ПМ-а метров с 10-15-ти. От лба пуля отскакивает, повредив и кость, и шкуру. От плеча, вскользь, рикошетит, сдирая щетину и оставляя ссадину. Получается, при стрельбе в кабана, развернутого «анфас», у капитана шансов поразить цель почти не было — особенно, если учесть техническое состояние его пистолета…
      Колючую проволоку кабан не прорвал, а просто раздвинул и пролез, поцарапавшись до крови брюхом. Часовые, с интересом наблюдавшие всю картину капитанской охоты, на вопрос о возможности застрелить кабана из автомата отвечали, что по уставу положено сначала спросить «Стой, кто идет?», после садануть в воздух, и уж потом шмалять на поражение. И потом, капитанов в лесах под Чугуевом много, а кабан — редкость…
      В общем, у всякого нашелся свой резон. Клава, кстати, едва расписавшись с Карпухиным, потребовала его ухода из армии. Он некоторое время проработал военруком в школе, в которую его жена была принята поварихой, а после его пригласили в исполнительные власти района.
      В момент нашей последней встречи ситуация наблюдалась сложная: бывший капитан оказался зажоплен женою со чьей-то секретаршей. Так что о хэппи энде говорить рано…

  4. HoDogar:

    Уважаемый Дон имел в виду конкретную историю, а у нее конец получился вполне себе неплохим. А кто из мужиков нет-нет да и не помечтает с вожделением о секретарше…

  5. Иван:

    Ну, уж и не знаю, что сказать. Сам от кабана не бегал, но теоретически этот недомерок по словам автора не заслуживал такого забега. Во всяком случае, испанцы не так стремительно тикают от полутонного быка в дни своих народных праздников. Да и стрелять надо было по «колесам», то есть ногам. Авось из шести выстрелов одну бы и подбил, тогда и сказке конец, а кто кушал — молодец.

    • Sergey:

      Сам я не слишком люблю охоту, но на кабана с группой товарищей хаживал. Один из товарищей, оснащенный Сайгой с оптическим прицелом, ранил кабана. Больше километра бежал секач по глубокому зимнему снегу, пока упал, обескровленный: пуля раздробила ему левое заднее копыто… Да ведь одно дело стрелять, глядя в прицел, совсем иное — метить в несущегося на тебя зверя. Который и волка ест, когда голодный или разозлится не на шутку.
      Кроме того, в интернете всякий год появляются новые ролики, как не слишком расторопные испанцы кончают дни на рогах у быков. Так что дать деру от кабана — оно вернее, чем вступать в рукопашную.

Оставить свой комментарий