Остров, люди, суд

        9 Июнь 2012              2 комментария

Построено при царе Никите

 

 

 

 

 

Копирайтер шёл к дому, быстро выраставшему из яркой зелени кустарников и деревьев. Коты, довольные новым способом передвижения, согласно помыркивали у него на руках. Котомка с угловатым ноутбуком хлопала по заднице, ускоряя и без того спорый шаг.

Имущество недвижимое, но казённое!

Двухэтажный дом, спроектированный не без сдержанных архитектурных изысков, был осенён восьмизначным инвентарным номером. При доме, в гуще паркой утренней тени, прятался флигель. Основательное строение вмещало множество помещений, среди которых выделялся гараж с большими синими воротами.

Копирайтера, после недолгих разговоров о цене, поселили в гостевой комнате, одной стороной соседствующей с летней кухней, другой – граничащей с безлюдной мастерской.

 

 

 

 

Ковер восточного орнамента — призрак несостоявшейся роскоши

Платы с копирайтера взяли не больше, чем в Греции или на Мальте – но и не меньше…

 

 

 

Полуоткрытая дверь полуприглашает…

 

 

 

 

 

 

 

 

Вход в копирайтерское жилище отделялся от подворья густыми зарослями полудиких маслин. Такое же деревце росло близ единственного комнатного окна, но света не затеняло. Полосатый Брат с Чупакаброй, спустившись с копирайтерских рук, тут же исчезли в кустах, а кошка по-хозяйски отправилась на крышу, проверять, достаточно ли подросли птенчики в гнёздах, и можно ли подавать их к столу.

 

 

 

 

 

Склонность к бардачизму — неистребимая черта копирайтерского характера

Наведя приблизительный порядок в отсыревшей от безлюдья комнате и в застывших от безделья мыслях, копирайтер присел на своё новое ложе. Что-то не клеилось в образах, и как-то не совпадали с нормальной человеческой логикой местные истины…

Ну, хорошо: говорящая кошка — это продукт злоупотребления дикими грибами. Впрочем, животных копирайтер всегда понимал — хотя до грибного ужина не слыхал от них осмысленных слов. Но почему холодильник висит на стене? Зачем в углу двора фонтанирует вода из шланга? Это не полив: у забора образовалось настоящее болото, поросло камышом, и комары величиной с муху вьются вокруг источника, поджидая неизбежную жертву.

В огороде стоит душевая — это понятно — но рядом сколачивается ещё одна. По углам усадьбы растыканы туалетные будки, всего в количестве трёх штук — для кого? Ведь живёт здесь, как понял копирайтер, всего четыре человека. Двое мужчин и две женщины. Контролёр, чья должность абсолютно соответствует призванию, и его немолодая супруга. Охотник, который во всём слушается контролёра, и его жена — она же горничная в двухномерной гостинице, занимающей второй этаж не слишком уютными, но по-европейски дорогими комнатами.

Надежда — в каждом вздохе каждого узника

А главное, что за странные отношения у местного населения с живностью? Почему куры избрали отхожим местом людской двор? Отчего кошка с тремя котятами явно голодает? Для чего красивого и здорового пса держат за решёткой?

— Для чего-для чего, — заворчал в ответ на копирайтерские вопросы Контролёр, — судить его будем, вот для чего! Ты, говорят, языки понимаешь?

— Это всё грибы, — замялся копирайтер и добавил: — Английский ещё учил… Это скоро пройдёт.

— Будешь тогда на суде переводчиком, — заявил, даже не подозревая о возможности возникновения возражений, Контролёр.

— У нас адвоката нету! — громко подсказала ему Горничная.

— Ну, значит, будешь и переводчиком, и адвокатом, — всё так же безапелляционно проговорил Контролёр и приказал Охотнику:

— Веди подсудимого!

Беседка — для бесед…

Люди сели за большой пятиугольный стол в беседке, а понурого пса оставили сидеть снаружи, на виду у всех.

— Подсудимый, — строго начал Контролёр, — ваше имя, фамилия, год рождения!

Пёс молчал, виновато поглядывая исподлобья.

— Адвокат, переведите! — скомандовал Контролёр.

Копирайтер подошёл к псу, тут же завилявшему хвостом, погладил его по лобастой голове и тихо спросил:

— Как тебя зовут, собака?

— Туман, — коротко ответил пёс.

— Всё правильно, Туман, — громыхнул из-за стола Контролёр. — Фамилия какая? Род занятий?

— Я… — переминался с ноги на ногу пёс, — из овчарок я. Охраняю… там…

— Пусть расскажет, — грозным голосом продолжал Контролёр, — как он здесь оказался.

— Я гулял! — оживился Туман, кивнув в сторону забора, — вон там. А там куры… тоже гуляли. Это неправильно! Я стал их загонять назад во двор, а одна курица залезла в кусты и сидит.

— Подожди-ка, — решил уточнить копирайтер, — где, ты говоришь, это было?

— Да вон там! — пёс оживленно вскочил, в два прыжка достиг забора и толкнул его лапами. — Вот прямо там!

Проворонил курицу — и горя мало!

За забором, ограничивающим владения, начиналась бесхозная земля, сплошь поросшая степной зеленью и заваленная всевозможным мусором – от обрезанных веток до иссохших рыбьих голов.

— И что там случилось?

Пёс снова сел и опустил голову почти до земли.

— Там… курица уходить не хотела. Я гавкал на неё…

— Долго гавкал? — заинтересовался копирайтер. — Кто-нибудь слышал, как Туман лаял?

Охотник и его жена кивнули.

— Гавкал, так… — копирайтер снова погладил собаку по голове. — А потом?

— А потом, — совсем уже шёпотом проговорил пёс, — я решил её немного куснуть… Чтобы она побежала… Мы, овчарки, всегда так… Если не слушается кто — мы немножко кусаемся…

— Ну, и как? — спросил копирайтер со всей возможной серьезностью, — куснул?

— Куснул, — горестно подтвердил Туман и всхлипнул. — А у неё голова — раз, и откусилась…

— Дальше, дальше-то что? — поторопил присутствующих Контролёр.

— Я стоял голову жевал, — грустно сообщил пёс. — А Охотник подошёл и забрал курицу… После я пошёл к Охотнику попросить ещё чего-нибудь… Курицы вкусные, может, ему лапы не надо или там внутренности…

— Боже, — запричитала Горничная, — моя курочка, моя единственная курочка…

Она подняла к красным глазам кулачки с обгрызенными ногтями и зарыдала непритворно горько.

— Ну, — сказала ей жена Контролёра, — не убивайся ты так. Всего лишь курица… Тем более вы же её и съели.

— Ага-а, — затянула в голос Горничная, — я на базаре курочек покупала, а мне – смотрят, что дура дурой – подсунули петушков… Одна вот курочка и была! А теперь нету!

И она разрыдалась горше прежнего.

— В общем, так, — прокашлявшись, забасил Контролёр. – Убийство доказано. Подсудимый приговаривается к высшей мере наказания!

Как так? – молнией пронеслось в копирайтерской голове. Мгновенно сложилась и запросилась наружу речь в защиту обвиняемого. Так ли уж виновата собака, обнаружившая на нейтральной территории свободно гуляющую птицу, и решившая оную птицу препроводить к местам её законного обитания? Конечно, налицо некоторое превышение полномочий, но с учётом молодости подсудимого и искренности его раскаяния…

— Не! – подал голос Охотник. – Я звонил хозяину Тумана. Тот сказал, что если мы что-нибудь собаке сделаем, он, как проспится, приедет и всех тут перестреляет.

— Ты говорил с хозяином? – уточнил Контролёр.

— Ну, да! – отвечал простодушный Охотник. – Хотел потребовать пятьдесят гривен за курицу. Он меня послал… Собаку, говорит, приеду – застрелю… И всех вас, если вы Тумана хоть пальцем тронете, тоже перестреляю.

Контролёр на минуту задумался. Взор его устремился внутрь себя, а глаза затуманились  мыслью.

— В общем, так, — снова проговорил он после короткого размышления. – Собака приговаривается к пожизненному заключению до приезда хозяина. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит! Охотник, уведи заключённого.

Охотник повёл покорившегося судьбе пса в заточение, а жена Контролёра принялась утешать Горничную, расплакавшуюся от проявленного внимания в три ручья.

Вечером копирайтер пришел к Туману. Пёс сладко спал, растянувшись прямо на сырой земле. Копирайтер осторожно поставил миску с кашей, и вернулся к себе.

Полнолуние и метеор

Ночь прошла спокойно. Собака отсыпалась после судебных треволнений, Луна светила со щедростью маленького Солнца, а падающие звёзды побуждали загадывать неисполнимые желания…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вот-вот взойдет Солнце

Наутро, проснувшись перед рассветом, копирайтер решил проведать осужденного, да и водички ему заодно принести: кашка оказалась пересоленной. Он прошёл уже полпути к собачьему зиндану, когда из предрассветной мглы, идя копирайтеру навстречу, вынырнул Охотник.

— Собаке несёшь? – спросил он, увидев в руках копирайтера пластиковую миску с водой. – Уже не надо. Амнистия вышла…

— Что, стрелок приезжает? – живо поинтересовался копирайтер.

Охотник неопределенно пожал плечами, то ли соглашаясь, то ли прогоняя докучливых комаров, и молча ушёл.

Восход на острове Святого Бирюка

Заря, алевшая на востоке, вызволила из тьмы Солнце.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Утро красит нежным светом море, тину и песок

Начался новый день…

 

        Рубрика: Копирайтер Сергей, Новости.                    

К записи "Остров, люди, суд" 2 комментария

  1. Кеша Задунайский:

    С грибочками поаккуратнее, хотя хорошо, когда под рукой лежит кошка и тихо намурлыкивает тексты про асбестовые шнуры и резинотехнические изделия

  2. Георгий:

    эх, приехал бы в гости на грибной отвар, да семья-дети одолевают! дальше Любимовки или Балаклавы — http://regoriy.livejournal.com/45469.html — редко когда удается выбраться

Оставить свой комментарий