Любил он Петербург, но странною любовью…

        17 Август 2012              Прокомментировать

В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С — м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К — ну мосту…

Публикуя цикл сочинений, по объему и формату соответствующих требованиям учебной программы, мы стремимся помочь школьникам. Помещённые на сайте сочинения могут послужить образцом для самостоятельного написания работ.

Дорогие ребята! По вашему заказу мы готовы написать сочинение по русскому языку на любую тему.

 

О странностях любви к Родине первым заявил М.Ю. Лермонтов. Через четверть века после опубликования лермонтовского стихотворения «Отчизна» выходит роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».
И хотя произведение посвящено нравственным метаниям человека, не заметить отношения автора к главному месту действия повествования невозможно.

Достоевский всем сердцем, всей душой был влюблен в Петербург: он знал его, чувствовал, понимал, а потому и не удивительно, что в романе «Преступление и наказание» образ города становится одним из главных – центральным, стержневым.

Проходя чрез мост, он тихо и спокойно смотрел на Неву…

Своего героя Достоевский наделяет таким же трепетным, а порой и совершенно мучительным миропониманием. Раскольников по-своему, с болью и страданием, любит Петербург.

Они оба поражены недугами, оба обладают далеко не привлекательной внешностью, оба состоят из удивительных контрастов.

Петербург не первый раз становится героем великих литературных творений. Еще раньше на контрасты этого замечательного города обращали внимание Пушкин, Гоголь, Некрасов. Но только Достоевскому удалось прочувствовать и понять этот город, увидеть его в том свете, который недоступен взору простого смертного.

Раскольников преимущественно любил эти места, равно как и все близлежащие переулки, когда выходил без цели на улицу…

Город в романе «Преступление и наказание» удручает своей сумрачной безотрадностью. На литературном пространстве царит лето, между зданиями, по мостовым и набережным плывет жара. Но взгляд голодного горожанина выхватывает совершенно безрадостную, рождающую душевное отторжение и побуждающую к бегству куда-то прочь картину: «На улице жара стояла страшная, к тому ж духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу, — все это разом неприятно потрясло и без того уже расстроенные нервы юноши».

 

Однако ни виды живой, пусть и городской природы, ни парадный фасад Петербурга – ничто не рождает в душе страдающего героя и намека на позитивные эмоции. Он видит громады домов, пестрый, нарядный люд, окидывает взором с моста панораму Невы, и у него возникает ощущение собственной чужеродности. Он изгой, никчемная дрожащая тварь, которую даже простой проезжий кучер может ударить кнутом на потеху зевакам. Он уходит прочь от блестящего Петербурга на нищую Сенную площадь, где может почувствовать себя своим.

Раскольников не привык к толпе и бежал всякого общества, особенно в последнее время. Но теперь его вдруг что-то потянуло к людям.

Город – это сцена, на которой разворачивается основное действо романа. Тут погибает под колесами щегольской коляски пьяница Мармеладов, здесь же в душном переулке будет истекать кровью его больная чахоткой вдова. Улица нищего Петербурга будет свидетельницей суицида Свидригайлова и грехопадения Сонечки, тут же будет с раскаянием искать отпущения грехов Раскольников.

С улиц Достоевский введет нас в зловонье грязных дворов, проводит по узким, залитым помоями темным лестницам в мрачную духоту комнат, в которых живет петербургская нищета. Свет здесь мертвенный, призрачный, слабый. И тут живут персонажи из бредовых видений Раскольникова, но они не фантомы, рожденные больным сознанием нищего студента, а живые люди.

О том, что дело надо сделать топором, решено им было уже давно…

В мире нищеты и страданий автор нас знакомит с самыми разными персонажами. Есть здесь и дети. Именно мысли о судьбах маленьких обитателей трущоб всегда волновали Достоевского, именно их страдания рождали в его душе особенно непереносимые муки. И вот в этом мире и формируется мировоззренческая теория Раскольникова, которую он захочет проверить практически.

В Петербурге Достоевского есть и персонажи, которые чувствуют себя в антураже мрачного города достаточно комфортно. В этом мире они деловые, хваткие, положительные. Типажи хозяев жизни, «право имеющих» то и дело появляются на сцене романа. Это и предприимчивый мошенник Кох, который выкупает за бесценок у старухи-процентщицы просроченные залоги, и Душкин, хозяин распивочной, и купец Юшин, который содержит дешевые комнаты, а на деле — притоны для проституток и их клиентов.

Она улыбнулась; комплимент ей очень понравился…

На общем фоне среди «униженных и оскорбленных», среди «право имеющих» выделяются две фигуры. Им назначена особенная миссия. Свидригайлов – порождение этого страшного мира. Он – шулер, темная личность, явно живущая в вечном конфликте с законами человеческими и божьими. В бытность барином он издевался над крепостными, и один из его слуг не вынес истязаний и покончил с собой.

Лужин же – делец-промышленник, хозяин жизни, имеющий деньги, а значит, наделенный правами и привилегиями. Он — Чичиков эпохи Достоевского, который ради собственного блага шел на любые поступки и теперь живет в вечном страхе изобличения. Подлец Лужин пытается обелиться за счет новых прогрессивных измышлений, и именно из его уст читатель узнает о теории разумного эгоизма, но себе в угоду предприимчивый негодяй искажает прогрессивную философию, таким образом пытаясь оправдать собственное скотство.

— Что угодно? — строго произнесла старушонка, войдя в комнату и становясь прямо перед ним, чтобы глядеть ему прямо в лицо.

Жалость вызывает старуха-процентщица. Она как будто шагнула на страницы романа из какой-то особенно страшной сказки. «Это была крошечная сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая… На ее тонкой и длинной шее, похожей на куриную ногу, было наверчено какое-то фланелевое тряпье… Старушонка поминутно кашляла и кряхтела».

Мистический Петербург

Петербург в романе Достоевского – образ символический, мистический, неоднозначный и загадочный. Его можно расценивать как сцену для основного действа, как фон для трагических событий, но если вдуматься, то нетрудно догадаться, что Петербург – это один из важнейших персонажей романа, соучастник преступления Раскольникова и свидетель его искреннего покаяния.

Оставить свой комментарий