Короткий трактат о стихосложении

        6 Март 2012              Прокомментировать

Обычно стихи пишут о любви. Но лучше всего слагаются они отчего-то в момент страданий. И если автор искренен, и не старается иметь хорошую мину при плохой игре, означенное страдание  в строки и в рифмы прорывается.

Прислушайтесь к содержанию любой эстрадной песни: все как одна они повествуют о разнообразных неурядицах личного характера. Даже если распеваются по радостному, казалось бы, поводу. Помните, у Аллы Пугачёвой «Папа купил автомобиль»? Долгожданное ведь событие, но… Судя по отдельным признакам, приобретению подверглась фордовская Жестяная Лиззи, которую по нынешним временам автомобилем считать можно только условно.

Иное дело – вирши полузабытой уже эпохи советской песни. Тогда стихам случалось звенеть бодростью и весельем, а слова, положенные на музыку, поражали молодецким задором. Как хорошо пелись раскатистые рулады Эдуарда Хиля: «Э-гей-гей!.. Привыкли руки к топорам! Только сердце неподкупно докторам…»

Еще здоровее, хотя уже и с явными оттенками зарождающейся гипертензии, гремела жизнеутверждающая песня о трудовых подвигах строителей-железнодорожников: «Эт-то вр-ремя звучит – БАММММ!.. На пр-росторах кр-рутых – БАММММ!..» Хэви метал отдыхал, когда звучали такие песни – и вся сила патриотизма зиждилась на рубленых, кованных из стали стихах!

Современные же трудовые будни – вовсе не праздник.  Былые «а ну-ка, девушки, а ну, красавицы…» выросли во вполне адекватных, земных женщин. Знают цену всему на свете. Они тоже трудятся, и тоже достойны стихотворных строк – особенно, если страдают с раннего утра…

 

Я ждал уборщицу. Явилась…
Бессвязно громко материлась.
Вливала пиво в жерло глотки.
Считала литры питой водки…
Дышала страшным перегаром
Синяк на лбу звала загаром.
Жевала фильтр, пока курила.
Глядела зло. Волчицей выла.
Пинала мирный сейф коленом.
Мечтала всех лупить поленом.
Меня в сердцах отматюкала,
Обозвала центнером кала.
Клялась накрыть кой-чем весь свет!
А после мчалась в туалет:
Её тошнило и рвало,
Её мотало и вело…
Пыталась петь. Слезу роняла,
Грозилась всем набить хлебала…
Устала буйствовать, легла.
Уснула, будто умерла.
А как же пыль? А как же грязь?
Сам убирай! Небось, не князь…

 

О любви ли данное стихотворение? Ну, разве что к выпивке… О страданиях ли оно? Несомненно!

И все же стихотворный контент может обойтись и без страданий, и без любви. Во всяком случае, без явного эроса. Но свято место пусто не бывает – и на смену страданиям приходит дидаксис…

 

Чтоб сентябрь пришёл после лета,
Нужно в август насыпать арбузов;
Поздороваться в море с медузой,
Звездопад наблюдать до рассвета.

 

Для того чтоб стихи зазвучали,
Нужен ритм, заполняющий душу,
И слова – им так тесно вначале! –
Чтоб построились смыслом наружу.

 

И, дотоле беззвучные, слоги
Обернутся феерией чуда:
Бросят в жар, охладят до простуды,
Расшалясь, как античные боги…

 

        Рубрика: Копирайтер Сергей.                    

Оставить свой комментарий