Анна Ахматова. «Окаянной души — не коснусь!»

        17 Август 2012              Прокомментировать

 

Публикуя цикл сочинений, по объему и формату соответствующих требованиям учебной программы, мы стремимся помочь школьникам. Помещённые на сайте сочинения могут послужить образцом для самостоятельного написания работ.

Дорогие ребята! По вашему заказу мы готовы написать сочинение по русскому языку на любую тему.

Уже Анна Ахматова, но ещё Аня Горенко

А ты думал — я тоже такая,
Что можно забыть меня,
И что брошусь, моля и рыдая,
Под копыта гнедого коня.

Или стану просить у знахарок
В наговорной воде корешок
И пришлю тебе странный подарок —
Мой заветный душистый платок.

Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом
Окаянной души не коснусь,
Но клянусь тебе ангельским садом,
Чудотворной иконой клянусь,
И ночей наших пламенным чадом —
Я к тебе никогда не вернусь.

Июль 1921, Царское Село

Анализировать стихи Анны Ахматовой – задача непростая, а порой и неблагодарная. Как можно раскладывать на составляющие то, что создавалось не столько разумом, сколько душой? Как можно пытаться расплести по ниточке тонкое, эфемерное полотно, сотканное не из слов, а из живых кипучих эмоций?

Аня Горенко. Работа Зинаиды Серебряковой

Знаменитый литературовед Борис Эйхенбаум считал всю поэзию Ахматовой сложным лирическим романом. Изучать какое-то отдельное её творение, вырвав его из контекста всего творчества поэтессы, невозможно — утверждал знаток русской словесности.

Любовь как мотив превалирует в творчестве Ахматовой. Вчитываясь в страстные строки, понимаешь: каждое её стихотворение – взгляд в прошлое, каждая строфа — яркое, трогающее душу, наполненное жгучими переживаниями воспоминание.

В своих стихах Ахматова не рисует картин мира. Можно ли как-то вычислить в сумбуре мыслей, эмоций и образов стихотворения «А ты думал…» черты литературного пространства? Разве обозначены в пронзительных словах его границы? Даны  характеристики?

Этого просто нет. В кипящем страстью стихотворении — яркая лирическая тема, а заодно — связанные с нею некие малозначащие осколки обычного мира.

Главная в этих поэтических строках – лирическая героиня: удивительно красивый, искрящийся чувством, сложенный из нескрываемых эмоций и несдерживаемых переживаний женский образ.

 

Тесно в мире! Пусть живет мечтая
О любви, о грусти и о тени,
В сумраке предвечном открывая
Азбуку своих же откровений.

Поэты любят показывать переходные состояния природы и человека. Интересны им не небесная хмарь да льющий дождь, а лишь несколько мгновений, предшествующих грозе и ливню.

В ахматовской лирике нашлось место переходному состоянию души её героини: не погружение в любовь, не купание в ней, а момент избавления от тягостного, мучительного, но такого сладостного и желанного чувства.

Часто строфа ахматовского стихотворения звучит как ироничный и осуждающий выкрик. «А ты думал — я… брошусь под копыта?»

На вопрос, как проще всего справиться с любовью, психологи отвечают: нужно возненавидеть того, кого любишь. Это не самое доброе, но самое простое, действенное, проверенное решение проблемы.

Именно этим лекарством пользуется героиня Ахматовой. Гневное восклицание девушки искренно и безыскусно. Это естественная защитная реакция, это ответ на высказанную фразу или невысказанную мысль её невидимого собеседника.

 

 

Анна Ахматова. Художник — Николай Тырса

Полную картину любовного противостояния можно представить, лишь неспешно и сочувственно прочитав ахматовские «Вечера», «Четки» и «Белую стаю».

Когда героиня произносит свою невероятную клятву, в её истерзанной страданием душе проглядывают поистине демонические черты. Она клянется всем святым и всем грешным, что есть у неё: и ангельским садом, и чудотворной иконой — но и пламенным чадом ночей…

В стихотворении нет чувств, но есть мысли о них. Есть неудержимое желание любить, быть любимой — и одновременное осознание любви как источника не только счастья, но и боли, страдания, муки.

В рифмованных словах, как в зеркале, осыпанном алыми лепестками, но забрызганном ледяным дождём, отражается борьба обжигающих желаний и запретов холодного разума — и это тоже мучает героиню.

В одних строчках она готова бороться за любовь: «стану просить у знахарок корешок, пришлю заветный платок». А в других по-женски внезапно готова безжалостно наказать его вечным отлучением: «Будь же проклят. Окаянной души не коснусь…»

 

 

Анна Ахматова. Гравюра Савелия Сорина.

Ахматова создает лишь эмоциональный портрет героини, но волшебство гениальной поэзии в том и состоит, что читатель воочию видит живую, мятущуюся, страстную и необъяснимо желанную женщину.

Как добивается этого поэтесса? Литературоведы указывают: достижению поэтической цели способствует и диалоговая форма, и напористый ритм речи, и романтические образы вроде гнедого коня. Филологи подчеркивают: красочное своеобразие стихотворения  рождено искусно вплетенными неординарными эпитетами. «Наговорная», «окаянная», «заветный», «пламенные»  — в этих словах и сила, и проникновенность, и таинственность.

Нагнетанию эмоционального накала немало помогают повторы: «Что можно забыть меня, что брошусь, моля и рыдая…»

Нежданная,  контрастная предыдущим строкам, эмоционально емкая и слепяще яркая, «замешанная» на восхитительной звуковой инверсии ахматовская метафора заключает стихотворение. Именно в ней содержится главное наказание для героя: «И ночей наших пламенных чадом — Я к тебе никогда не вернусь.»

 

 

 

Анна Ахматова. Портрет кисти Натана Альтмана.

Читая эти слова, невозможно не понять и нельзя не поверить: жар любовной страсти не удастся загасить всплеском эмоциональной холодности. Но превратить согревающий душу огонь любви в больно жгущее пламя ненависти — проще простого.

Если обидеть такую женщину, какой была  и навсегда осталась Анна Андреевна Ахматова…

Оставить свой комментарий